Минтруда разработало новый законопроект о социальном обслуживании россиян. Что изменится? Как социальные службы будут помогать тем, кто попал в трудную жизненную ситуацию? В прямом эфире радио КП замминистра труда и социального развития Алексей Вовченко рассказывает корреспонденту «Комсомолки» Евгению Белякову, что будет сделано, чтобы соцзащита двигалась к человеку.

Беляков: - Сегодня мы обсуждаем очень важный законопроект, который в скором времени может изменить жизнь 19 миллионов наших сограждан. Речь идет о социальном обслуживании россиян. Сегодня у нас в гостях замминистра труда и социального развития Российской Федерации Алексей Вовченко. Расскажите вкратце, что это за законопроект и вообще эти 19 миллионов человек - это достаточно большое количество людей - кто эти люди и какова основная цель этого законопроекта, что изменится?

Вовченко: - Огромное количество клиентов социальных служб - около 14 миллионов - проходит по году через социальное обслуживание на дому руками соцработников. Порядка 300 тысяч человек проживает постоянно в интернатах социального обслуживания, то есть, они на постоянном государственном обеспечении находятся. Это все региональный уровень власти. Кто эти люди? Прежде всего, это те люди, которые находятся в трудной жизненной ситуации. И как раз это одно из тех ключевых понятий, которые законопроектом устанавливаются и расшифровываются. К таким могут быть отнесены люди, которые сталкиваются с проблемами, которые они не могут преодолеть самостоятельно, которые являются угрозой их существования, либо жизнедеятельности. Это утрата способности к самообслуживанию. Это старость, это одиночество, это наличие в семье больных инвалидов, либо больных наркоманией, алкоголизмом. Это социально опасная ситуация в самой семье. Это могут быть несовершеннолетние, оказавшиеся без попечения родителей, без присмотра. Это могут быть люди, у которых просто нет жилья.

Беляков: - То есть, это как раз те люди, которые в сумме и составляют вот эти 19 миллионов человек?

Вовченко: - Да, да.

Беляков: - Какова здесь тенденция? У нас увеличивается количество тех, кто нуждается в социальном обслуживании или уменьшается?

Вовченко: - Количество услуг социальных, предоставленных данным категориям людей, конечно, растет. И с 2006 года, наверное, выросло в полтора раза, если учитывать статистику, которую субъекты дают.

Беляков: - А что это за социальные услуги? То есть, какую поддержку оказывает государство этим гражданам?

Вовченко: - Самый распространенный вид услуги - это социальное обслуживание на дому. Прежде всего, это одинокие, одиноко проживающие, инвалиды, престарелые люди. Соцработник приходит к такому человеку на дом и оказывает там целый спектр услуг, начиная от элементарных социально-бытовых - помощь по хозяйству, принос продуктов, лекарств, - но он должен оказывать и еще более широкий спектр услуг. Это отстаивание прав, это правовая защита, это содействие в решении его вопросов, связанных с получением других услуг, в том числе медицинских, пособия и т.д.

Беляков: - Что планируется сейчас поменять? Что не устраивает в нынешней системе социального обслуживания? Что нужно улучшить? Каково мнение министерства на этот счет?

Вовченко: - Сейчас эта деятельность регулируется сразу двумя федеральными законами, оба они были утверждены еще в 1995 году. То есть, начиная от юридической техники и понятий, которые там используются, потом есть несколько норм, которые дублируют друг друга, и, в принципе, в этих законах достаточно уже стандартные, на наш взгляд, реалии описаны, которые уже сложились за многие годы. Мы видим основной задачей в переориентации вот этих услуг, которые соцзащита предоставляет людям, от, собственно, принципа такого заявительного, когда человек все-таки должен достучаться до органов соцзащиты и дальше ему идет в ответ какое-то обслуживание, мы все-таки хотим переориентировать немного, чтобы соцзащита двигалась к человеку.

Беляков: - То есть, сейчас человек приходит и фактически он находится в состоянии просителя такого, да?

Вовченко: - Да, это уже следствие его попадания в такую трудную жизненную ситуацию. Мы же закладываем ряд новых принципов, законов - это и социальное сопровождение, это профилактика, прежде всего, когда органы социальной защиты должны превентивно работать. Что такое профилактика? Это выявление и предупреждение попадания человека в трудную жизненную ситуацию, чтобы уже потом не было следствия. Соответственно, это плотная работа с семьями, с населением и т.д. И все-таки от престарелых и одиноких, конечно, никто это не исключает, но все-таки основной настрой, что эта работа должна быть с семьей.

Беляков: - Ну, некоторым категориям, понятно, что профилактика не поможет - это те же инвалиды, да?

Вовченко: - Ну да, конечно.

Беляков: - Я читал проект закона, который вывешен у вас на сайте, там достаточно много общих слов, что двигается соцподдержка к человеку, а не наоборот. А вот что конкретно планируете поменять во взаимоотношениях социального работника и гражданина?

Вовченко: - Как раз таки эти новости именно в основополагающих главах закона и содержатся. Ведь тут надо четко понимать, что социальная защита - это у нас прямая компетенция именно регионального уровня. Конкретные порядки в этом законе не пропишешь, потому что он устанавливает федеральные рамки для деятельности субъектов. Но обязанность субъекта, чтобы этот порядок был у них, она в законе прописана. И они уже обязаны будут сделать этот порядок, который будет содержать стандарт социальной услуги, который люди будут видеть и он будет прозрачен, и к которой они должны двигаться. Важнейшая составляющая - это принципы, на которых строится этот закон. Вот сразу три новых принципа вводятся. Это социальное обслуживание на основе социального сопровождения. Это профилактика попадания в трудную жизненную ситуацию. И это индивидуальный подход. Вводится совершенно новое понятие законом - это индивидуальная программа выхода из трудной жизненной ситуации. То есть, прежде, чем услуги начинают оказываться человеку, за исключением срочных услуг, формируется индивидуальная программа для выхода из этой ситуации для каждого индивидуального человека. Если у него есть еще кто-то, помимо государства, просто-напросто органы социальной защиты могут и не принять решение о соцобслуживании такого клиента.

Звонок от Галины: - Добрый день. У меня вопрос - имею удостоверение ветерана труда Якутии. Переехала в Московскую область, пошла в органы соцзащиты, но мне в обмене удостоверения отказали - сказали, что это региональное. Но я, как пенсионер, уже не смогу заработать удостоверение ветерана труда в другом регионе. Когда будут приняты законы?

Вовченко: - Совсем не к этому закону относится ваш вопрос - это уже больше относится к закону о ветеранах и к региональному законодательству, но я просто вкратце прокомментирую, что мера социальной поддержки ветеранам труда устанавливают субъекты - это их полномочия. И, если вы получили это звание в связи с законами Саха Якутия, здесь в Московской области совершенно другой закон, который может и статус ваш подтвердить и основания для данного звания Ветеран труда, тем более, и меру социальной поддержки.

Беляков: - Да, вам на будущее - может, этой проблемой Минтруд тоже может озаботиться?

Вовченко: - Это все наши проблемы.

Беляков: - Алексей Витальевич, в законе прописано, что планируется еще привлекать некоммерческие и коммерческие организации как раз к работе в рамках этого социального обслуживания. Что это значит и что изменится?

Вовченко: - В принципе, и в предыдущем законе, в действующем, написано, что могут участвовать организации всех форм собственности. А в чем участвовать и как участвовать, пока это не расписано, вот мы как раз и предлагаем эту конструкцию. Что некоммерческие организации, либо волонтеры, либо частные предприниматели, которые оказывают социальные услуги, могут наравне с государственными учреждениями социального обслуживания участвовать в предоставлении услуг. Либо это может быть субсидия на реализацию этих полномочий, либо это размещение государственного заказа. И совершенно тут условия должны быть равны, порядки субъекты могут сами установить, но мы хотим вовлечь и подтянуть именно негосударственный сектор сюда.

Беляков: - Люди при этом будут что-то платить?

Вовченко: - Закон устанавливает право человека на получение услуг по социальному обслуживанию. Устанавливает также критерий оплаты. В зависимости от уровня дохода и наличия родственников. Это, кстати, тоже не было прописано в действующем законодательстве. И очень важный момент - у нас же родственники по Семейному кодексу тоже обязаны заботиться о своих не только несовершеннолетних, но и совершеннолетних родственниках. Поэтому, если они обязаны, они должны это делать сами. Возникает очень много ситуаций, когда там тесновато молодежи, либо какие-то морально-этические проблемы возникают - и проще, конечно, спихнуть на государство, что совершенно неправильно. Поэтому от уровня доходов и от наличия родственников. Если уровень дохода ниже какого-то установленного, этот человек не должен ничего платить за соцобслуживание. Также ничего не должны платить несовершеннолетние, неполные семьи, те, у кого нет места жительства - все это прописано. А если есть родственники, если есть семья, если уровень доходов выше установленного минимума, тогда человек эти социальные услуги должен оплачивать.

Беляков: - А минимум какой?

Вовченко: - Субъекты будут устанавливать отдельный прожиточный минимум для оказания услуг по социальному обслуживанию. Но он не может быть ниже обычного прожиточного минимума.

Звонок от Антонины Ивановны: - Добрый день. Я из Волгограда звоню. Я считаюсь одиноким малоимущим пенсионером. Могут ли мне в соцзащите оказать юридическую помощь? Моя родная сестра лишила меня права на жилье - она все оформила на себя и на свою дочь.

Вовченко: - Социальный работник в данном случае обязан оказать услуги по содействию в получении этой юридической помощи.

Беляков: - Куда обращаться?

Вовченко: - В соцзащиту по месту жительства. Конечно же, оказать весь спектр юридических услуг самостоятельно все-таки соцработник не может - это не юридическая консультация, он не юрист, он не может погрузиться в эту конкретную ситуацию. Но довести, понять и рассказать, кто эту помощь может оказать и бесплатно ли, вполне возможно. Если действительно утрата жилища, либо это сложная ситуация и человек одинокий и нуждающийся, есть смысл вести разговор с соцзащитой по месту жительства об оказании услуг по соцобслуживанию, в том числе, и по оказанию услуг по проживанию в стационарных учреждениях, либо обслуживании на дому.

Звонок от Олега Игоревича: - Добрый день. У меня просто есть маленькое предложение. Я хорошо знаю Англию, Эстонию. Почему бы не создать столовые для пенсионеров - за деньги, чтобы люди платили - где были бы клубы по интересам. Мне позвонили из собеса и предложили бесплатные обеды, но я, честно говоря, не нуждаюсь в этих обедах, но, тем не менее, я согласился, чтобы иметь какое-то общение. Может быть, создать официально какие-то клубы для пенсионеров, чтобы они не чувствовали себя одинокими?

Вовченко: - Абсолютно здравый подход. Действительно, есть эта проблема общения. Не все же у нас с протянутой рукой должны стоять. Жаль, что нет у вас, где вы живете, видимо, в вашем районе такого комплексного центра социального обслуживания, где можно именно проводить досуг. Потому что там к этим услугам также относятся и услуги по культурной реабилитации, содействию в обеспечении досуга. Вот эти центры есть с отделениями дневного пребывания, где пенсионеры могут собираться, просто время провести, либо оказать помощь таким же, как и они, кто в более трудной ситуации находится. Это очень важная форма работы и это надо развивать.

Беляков: - Действительно, хорошая идея - ее можно рассмотреть, ее можно вынести на законодательный уровень. Могут ли слушатели, которые сейчас не сумели нам дозвониться, написать свои предложения в Минтруда и социального развития и предложить свою идею, чтобы вы уже смогли как-то ее тоже применить?

Вовченко: - Вы говорите про конкретику, почему мы и не стали в этом законопроекте так подробно расписывать этот перечень услуг. Чтобы у субъектов на региональном уровне были возможности к вариации. Вот человек задает вопрос - а почему бы не сделать такую форму? Эта форма имеет право на существование. Но, если мы распишем в федеральном законе 10 услуг, а этой не будет, то дальше уже хоть застрелись, а они скажут - ну нет такого, не можем. А сейчас - пожалуйста. Мы рамку делаем, делаем там типизацию услуг - по культурной адаптации, по социальной адаптации, по предоставлению жилья - и пожалуйста, в рамках субъекты уже будут устанавливать. А что касается мнения граждан, безусловно, мы это приветствуем, на нашем сайте www.rosmintrud.ru прямо на первой странице большой баннер по общественному обсуждению данного законопроекта и там существует специальное поле, где можно оставить свое резюме, либо предложение. Я сегодня порядка 20 предложений перечитал и мы с коллегами уже пустили их в работу, есть достаточно ценные. И мы всегда приветствуем их. И я хотел бы призвать людей к такой активной работе. Потому что мы этих предложений действительно ждем.

Беляков: - Опыт других стран как-то учитывали? Какой опыт брали за основу?

Вовченко: - Ну, у нас так традиционно складывается, что сейчас мы больше смотрим на английскую и шведскую модели. Это именно средовая адаптация людей, создание условий для общения. Либо максимально возможное продление пребывания человека в его привычной среде. То есть, уход от превалирующей модели стационаров. Да, надо человека обслуживать, надо ему помогать, если он сам не может, но в привычной среде. Либо в более компактной среде проживания таких же, как и они. У нас 230 домов уже есть именно для одиноко проживающих в стране - это тоже очень важная форма.

Источник: "Радио Комсомольcкая правда"