Т. ДЗЯДКО: Добрый вечер. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». В студии ведущие Ольга Журавлева и Тихон Дзядко. Добрый вечер.

О. ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер.

Т. ДЗЯДКО: Мы рады приветствовать нашего гостя – это Максим Топилин, министр труда и социальной защиты. Максим Анатольевич, добрый вечер.

М. ТОПИЛИН: Добрый вечер. 

Т. ДЗЯДКО: Наша тема: «Социальная политика. Кого защищает государство?» О различных аспектах социальной политики будем говорить в ближайший час. 

Вот с чего мы хотели бы начать. Президент России Владимир Путин на днях сказал, что все решения по развитию пенсионной системы должны быть приняты в 2013 году. Насколько это реально? Насколько эта позиция, заложенная в послании, она реализуема? Насколько все решения, которые стоят перед министерством в плане пенсионной реформы, могут быть приняты в оставшиеся полгода? 

М. ТОПИЛИН: Мы исходим из того, что те поручения, которые дает президент, мы их обязательно выполняем. Мы сейчас практически подготовили новые законы по страховым пенсиям, по продлениювыбора вариантов накопительной пенсии, пенсионные стратегии для различных групп населения. Мы подготовили проект закона о специальной оценке условий труда. Это тоже закон, который имеет прямое отношение к реформе пенсионной системы. Мы готовы в течение осенней сессии – сейчас в течение лета еще будут проходить общественные обсуждения данных законопроектов, согласование различных позиций с нашими партнерами. Это профсоюзы, работодатели, с фракциями ГД. 

Мы исходим из того, что мы вместе с бюджетом – а это сентябрь – должны внести весь пакет законопроектов, который будет лежать в основе пенсионной реформы. Другой вопрос, что эти законы, они начнут свое действие с 2015 года. Т.е. сама реформа, основная ее часть – это переход на новые принципы формирования пенсии, так называемая пенсионная формула, это будет с 1 января 2015 года. Почему должно быть всё принято в 2013 году? Потому что 2014 год, пенсионный фонд, все перерасчеты прав, конвертации прав – всё это должно происходить, это кропотливая работа, которая будет происходить именно в течение 2014 года. А с 1 января 2015 года заработает новое законодательство, но кое-что будет работать уже и в 2014 году. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Максим Анатольевич, что принципиально будет чувствовать новый пенсионер по сравнению с теми пенсионерами, которые есть сейчас? 

М. ТОПИЛИН: Вы правильно заметили, что это будет касаться новых пенсионеров 

Т. ДЗЯДКО: Простите, сразу небольшой вопрос к этому же вопросу. Насколько это новое, о чем вы сейчас расскажете, будет болезненно? 

М. ТОПИЛИН: Мы исходим из того, что это не должно быть болезненно. Это всё будет иметь достаточно серьезные переходные периоды. Т.е. такого, что новые правила будут введены условно с 1 января 2015 года сразу, и человеку нужно будет дольше работать, такого, конечно, не произойдет. Что я имел в виду, когда сказал «дольше работать»? Мы увеличиваем минимальный стаж входа в страховую систему. Сейчас это 5 лет. И все эксперты, всё сообщество отмечают, что это несправедливо, потому что это очень короткий период. 

Можно не работать в течение всей жизни и попасть в страховую систему. Это несправедливо, это изымает пенсионные права, пенсионные деньги в пользу тех людей, которые не имели никакого вклада в общую копилку солидарной системы, и накопительной в том числе. Но это не будет означать, что сразу надо будет отработать еще 10 лет, если тебе вдруг 55 и надо отработать 10 лет – такого не будет. Это всё будет каждый год прибавляться по году. И люди будут иметь возможность поработать в страховой системе, выплачивать страховые взносы. Никаких жестких переходных положений не будет. Будут именно права, человек будет иметь возможность зарабатывать права достаточно долгий период. Поэтому, с точки зрения какой-то жесткости, нет, как раз пенсионные реформы во всех странах проводятся таким образом, что это долгие переходные периоды. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Тогда ответьте на вопрос Анны, чтобы всем всё было понятно: «Будет ли пересчитываться по новым правилам уже назначенная пенсия?» 

М. ТОПИЛИН: Смотря что имеет в виду Анна – пересчитываться или индексироваться? 

О. ЖУРАВЛЕВА: Пересчитываться по новым правилам. 

М. ТОПИЛИН: Я уже сказал, что всем будет проведена конвертация, но общий принцип в любой пенсионной реформе таков, что любой человек, который имеет право на какую-то пенсию и она уже назначена, естественно, никаких потерь не будет. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Т.е. пересчитывать будут только в сторону увеличения. 

М. ТОПИЛИН: Пересчет для тех пенсионеров, которые сегодня имеют пенсию, он будет условным и будет продолжаться индексация пенсий. Т.е. никто из ныне действующих пенсионеров ничего не потеряет, это сто процентов. Что касается каких-то бонусов, мы сейчас согласовали решение в правительстве РФ, буквально на днях. Мы предполагаем, что будут премиальные бонусы для тех людей, которые вышли на пенсию, в том числе и те пенсионеры, которые сегодня уже получают пенсию, если у них был продолжительный стаж. 

Одна из целей пенсионной реформы – чтобы учитывался страховой стаж. Сейчас, я уже сказал, 5 лет, и стаж практически не влияет на пенсию, влияет только объем страховых начислений. Логика пенсионной реформы и логика новой пенсионной формулы, что стаж будет иметь очень существенное значение. Тебудущие пенсионеры, которые будут иметь стаж более 30 лет, если стаж у женщины будет от 30 до 40 лет, то она будет иметь дополнительные премиальные баллы в новой пенсионной системе, не только за стаж, но и дополнительные бонусные баллы, если женщина имеет стаж от 30 до 40 лет. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Мне сейчас очень интересно всё, что вы говорите, потому что я женщина, у меня 23 года стаж. 

М. ТОПИЛИН: Легальный стаж, зарплата выплачивалась легально. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Абсолютно. И через 15 лет я могу пойти на пенсию. 

М. ТОПИЛИН: Давайте на вас посчитаем. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Давайте. Все последние годы я считала, что я на пенсию могу не рассчитывать. Будет какое-то смешное пособие от государства, но в общем надо рассчитывать на себя. Как вы считаете, для людей моего возраста – 1973-го, 1970-го, 1975-го года рождения, у них уже будет пенсия, на которую можно будет жить? 

М. ТОПИЛИН: Я сказал про стимулирование стажа. Если стаж будет достаточно большой – для женщин за пределами 30 лет, для мужчины за пределами 35 лет, - это будет стимулироваться дополнительными баллами. Мы полагаем, что это будет порядка 1,5 баллов. Мы можем потом уточнить, как будут считаться эти баллы. В любом случае это будет прибавка, прибавка только за продолжительность работы. 

О. ЖУРАВЛЕВА: У нас раньше была такая система, ветеран труда называлась. 

М. ТОПИЛИН: Это совершенно разные вещи. У нас получают повышенные пенсии те, кто в возрасте свыше 80 лет, такое есть. Но это тогда, когда вы достигли соответствующего возраста. А ветеран труда – никаких особых льгот по пенсиям никогда не было. Еще один стимул, который вводится в эту систему, - это то, что повышается взносооблагаемая база. Сейчас за каждого человека платят страховые взносы в пределах 568 тысяч рублей в год. Эта база будет увеличиваться.

Соответственно, возможность накопления пенсионных прав будет гораздо выше для тех людей, которые имеют достаточно высокие заработки, чуть выше среднего. Это тоже смысл пенсионной реформы – чтобы средний класс в страховой системе мог формировать нормальные пенсионные права. Мы сейчас не будем обсуждать зарплаты. Но для тех людей, которые будут иметь бОльшую заработную плату, у них пенсионные права будут увеличиваться. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Опять несправедливость. Человек проработал 40 лет с минимальной зарплатой, потому что он работал нянечкой в поликлинике, работал в бюджетной сфере. 

М. ТОПИЛИН: В бюджетной сфере у нас заработные платы будут до 2018 года резко повышаться для отдельных категорий работающих. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Если в конце трудовой жизни у человека зарплата наконец-то будет соответствовать хоть каким-то представлениям о справедливости, значит ли это, что у него пенсия тоже будет приличного уровня? 

М. ТОПИЛИН: Конечно, пенсия будет выше у всех тех, у кого зарплата выше. 

О. ЖУРАВЛЕВА: За последние несколько лет зарплата выше или за весь период? 

М. ТОПИЛИН: За всю совокупность того периода, когда человек был застрахован. Смысл того, что мы делаем, заключается в том, что человек должен работать достаточно долго – и стаж должен учитываться в этой системе. Разумно долго. Потому что у нас сейчас большинство людей имеют стаж более 35 лет. Поэтому это не является чем-то запредельным. И заработная плата считается не за последние годы, а за весь период. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Т.е. нельзя пойти последние два года перед пенсией работать в горячий цех, таким образом выбить себе большую пенсию. 

М. ТОПИЛИН: Нет, такого не будет. Это было в советский период, это было в советской системе, но сейчас такого не будет. Нужно иметь нормальную зарплату относительно долгий период времени, весь страховой период. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Т.е. бюджетникам рассчитывать пока не на что. 

М. ТОПИЛИН: Бюджетники будут получать зарплату, отдельные категории, например, врачи будут получать 200% средней заработной платы в регионе к 2018 году. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Вы всерьез считаете, что это возможно, что государство в силах это сделать? 

М. ТОПИЛИН: Это будет. На это предусматриваются соответствующие ресурсы. 

Т. ДЗЯДКО: Тогда получается, что эту высокую зарплату, которую они получат к 2018 году… Предположим, в 20-м году они выйдут на пенсию. А до 2015 года они получали мизерную зарплату. 

М. ТОПИЛИН: Эти 3-5 лет, когда будет зарплата расти, они свой определенный вклад в пенсию внесут. 

Т. ДЗЯДКО: Я хотел бы обратиться к вопросам наших слушателей. Это отчасти к разговору про логику всей реформы вообще. Спрашивает Алексей: «Кого государство должно защищать, а кто должен заботиться о себе и своих близких сам?» 

М. ТОПИЛИН: Государство и сейчас защищает тех, кто имеет какие-то ограничения. В одних случаях это наличие детей в семье или их появление. В других случаях это наличие инвалидности. В третьих случаях – это по каким-то причинам низкие доходы. И система социальной поддержки, она на самом деле, как мне представляется, в нашей стране достаточно дифференцированная и адресная. Субсидии на жилье зависят от уровня дохода, от совокупного дохода семьи. Различные детские пособия тоже зависят от доходности. Когда мы сейчас вводили новое пособие на третьего ребенка, оно зависит от уровня дохода в семье. 

Система построена достаточно справедливо. Причем мы пытаемся всё время ее настраивать. Сейчас мы внесли в Думу законопроект, которые будет давать субъектам право свои различные льготы устанавливать в зависимости от нуждаемости человека. Сейчас такого права у субъектов не было. Это будет означать более справедливое распределение бюджетных ресурсов субъектов именно в целях поддержки низкооплачиваемых категорий, низкодоходных категорий. Система для инвалидов точно так же построена, она построена адресно, в зависимости от группы инвалидности дифференцируются различные выплаты. В зависимости от характера инвалидности государство оказывает поддержку в виде различных технических средств реабилитации, в зависимости от того, что человеку нужно. Это всё оценивается, смотрится. Именно так происходит система защиты. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Максим Анатольевич, как вам кажется, министерство в достаточной мере обладает информацией о таких вещах? Когда вы говорите о поддержке, вы действительно представляете себе, сколько в стране малоимущих, низкодоходных и так далее? Есть, с одной стороны, трудовая книжка, а с другой стороны, есть замозанятость. Есть человек, зарегистрированный на бирже труда, но в это время он ведет бизнес, например. А кто-то живет как рантье. И он кто? 

М. ТОПИЛИН: Конечно, есть случаи, и их немало, что человек не показывает всех своих легальных доходов. Это означает, что, наверное, общество должно каким-то образом выстраивать свою политику по отношению к тому, что такая ситуация должна быть ненормальной. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Доносить? 

М. ТОПИЛИН: Мы с вами в нашем государстве, мы как общество мало делаем для того, чтобы такая ситуация была невозможной. Мы надеемся, что государство что-то сделает, будет кого-то находить, кого-то отлавливать. Если мы все вместе считаем, или 80% граждан, которые работают легально (предположим, что все-таки 80% работают нормально, легально), декларируют свои доходы… 

Т. ДЗЯДКО: 80% - это официальная статистика? 

М. ТОПИЛИН: По моим оценкам, это 80%. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Было очень громкое заявление, по-моему, госпожа Голодец говорила о том, что у нас несколько миллионов работоспособного населения не понятно чем заняты. Разобрались, чем они заняты? 

М. ТОПИЛИН: Точных цифр по поводу того, кто и чем занят, если он не занят официально… Даже если человек занят официально, никто ему не мешает где-то неофициально что-то иметь и не платить подоходного налога, страховых взносов и так далее. Мне кажется, что это должно быть не доносительство. Мы должны вместе, та часть, которая платит все налоги легально, мы должны понять, каким образом мы будем искоренять это явление. Потому что оно ненормальное. Ведь эти деньги изымаются фактически из нашего с вами кармана. 

Если вы платите все страховые взносы, если вы платите весь подоходный налог со всей заработной платы, это значит, что из ваших подоходных налогов деньги изымаются для того, чтобы те люди, которые работают нелегально, могли детей отдать бесплатно в школу или бесплатно придти и получить услуги в системе здравоохранения. Можно сколько угодно говорить, что они качественные, некачественные, можно их получить в полном объеме или нельзя. Но если мы говорим с вами, что 80% легально платят, а 20% не платят, то четверть – это уже недофинансирование всего. Если нам всем это нравится, то давайте не доносить, давайте не думать о том, как мы будем с этим бороться. Давайте так жить. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Вы можете себе представить, Максим Анатольевич, что в очень многих семьях часть семьи платит налоги, а другая не платит, и они друг на друга не будут доносить. Это просто часть семьи платит налоги и за этих тоже. У нас страна – это большая семья. 

М. ТОПИЛИН: Еще раз повторяю: если мы с этим согласны и нас это устраивает, то тогда не надо говорить, что у нас что-то недофинансировано, что что-то несправедливо. Я считаю, что это неправильно. 

Т. ДЗЯДКО: А вам не кажется, что это отчасти идет и от отсутствия должного доверия к государству? Кстати, если посмотреть на смс, которые сюда присылают наши слушатели про пенсионную реформу, то ровно такое же недоверие идет и к пенсионной реформе. 

М. ТОПИЛИН: Эту ситуацию надо менять. Надо реформу делать так, чтобы люди доверяли. Это приходит со временем. К сожалению, пока еще мы не всегда делаем те шаги – и на государственном уровне, и на уровне людей, - для того чтобы все всем доверяли. Я говорю о том, что мы должны признать, что это неправильная ситуация. С одной стороны, люди не доверяют государству. С другой стороны, государство говорит, что кто-то что-то не платит. Должен быть общественный договор, должна быть система мер, которая скажет, что мы все-таки должны жить по-другому. Тогда мы будем друг другу доверять - и государство гражданам, и граждане государству. Мы должны к этому стремиться. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Евгений из Новокуйбышевска, врач, стаж 30 лет, оклад 4200 в месяц. Не может вам поверить Евгений. И я его могу понять. 

М. ТОПИЛИН: Я не знаю, почему оклад 4200 в месяц. У нас минимальная зарплата повыше. Давайте посмотрим, почему такая зарплата. А чему поверить? Давайте конкретно, чему нельзя поверить. 

Т. ДЗЯДКО: Давайте сделаем короткую паузу. Новости в эфире «Эха Москвы». Напоминаю, наш сегодняшний гость – министр труда и социальной защиты Максим Топилин. 

Т. ДЗЯДКО: Еще раз добрый вечер. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». У нас в гостях министр труда и социальной защиты Максим Топилин. В контексте пенсионной реформы и вообще разговоров о пенсии всегда звучит словосочетание «пенсионный возраст». В очередной раз недавно мы слышали от госпожи Голодец, что планов повышения пенсионного возраста нет. Насколько я понимаю, это и ваша позиция также. 

М. ТОПИЛИН: Конечно. Это общая позиция. В рамках тех законов, которые мы сейчас готовим, никаких предложений по увеличению пенсионного возраста мы не предусматриваем. Это сейчас не нужно, это не ведет ни к каким дополнительным источникам. Мы считаем, что в этом нет необходимости. У нас сейчас по статистике и продолжительность жизни еще не та, при которой мы можем говорить о повышении пенсионного возраста. В рамках пенсионной реформы мы будем предлагать будущему пенсионеру, чтобы он мог отложить пенсию, и тогда он получит очень серьезную прибавку к пенсии. 

Т. ДЗЯДКО: На сколько отложить? 

М. ТОПИЛИН: Человек в 60 лет говорит, что он не будет назначать пенсию, будет продолжать работать. Если он откладывает пенсию, это его право, это его желание. Если он откладывает пенсию, то если он отложил ее через 5 лет, он получит пенсию через 5 лет в полтора раза больше. Я условно говорю в полтора раза, хотя это близко к реальности. Для этого нужно на 5 лет отложить пенсию. Пенсия, если вы ее назначаете в 65, будет в полтора раза больше, если она была бы в 60. Это в том случае, если вы такое решение для себя принимаете. Если вы желаете выйти в общеустановленном возрасте – в 60 лет для мужчины и в 55 лет для женщины, - вы выходите в этом возрасте. Просто идеология пенсионной реформы такова, что мы даем человеку право отложить и получить гораздо более весомую пенсию. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Что-то меняется в положении тех людей, которые выходили на пенсию раньше, по прежним системам? Мы знаем, что военные пенсионеры – это молодые крепкие люди, которые, будучи военными пенсионерами, еще довольно долго и плодотворно могут работать в разных сферах. 

М. ТОПИЛИН: Пенсионная реформа не будет касаться военных пенсионеров, потому что у них другое пенсионное обеспечение. Они не имеют отношения к пенсионному фонду, они получают пенсию из бюджета. По ним мы тоже ничего не предполагаем менять. Я уже сказал, что по тем пенсионерам, которые уже вышли на пенсию, они сегодня являются пенсионерами, никаких ухудшений не будет. Будет позитивный момент, что пенсионеры, которые имели большой стаж (от 30 до 40 лет женщины и от 35 до 45 лет мужчины), у них будут некие доначисления, премиальные баллы на пенсию, и они получат тоже прибавку, в зависимости от того, какой у них был стаж в этом 10-летнем пределе. 

Т. ДЗЯДКО: Вопрос от Алексея: «Будет ли радикально сокращаться список досрочных пенсий, вредные производства и так далее?» 

М. ТОПИЛИН: Это достаточно болезненный вопрос. Когда мы начинали пенсионную реформу прошлой осенью, первое нововведение было следующее. Были введены дополнительные тарифы страховых взносов для тех работодателей, у кого есть рабочие места по спискам, по первому и второму списку. Эти дополнительные тарифы составляют 2,4% в этом году, дальше они увеличиваются. Для чего это было сделано? 

В нынешней системе фактически нет источников, чтобы платить досрочную пенсию. Т.е. людям назначается досрочная пенсия, но фактически она платится за счет общего котла, за счет всех. Работодатели, которые имеют вредные рабочие места, не формируют своими взносами тех пенсионных прав для работников, которые у них работают. Это всё черпается из общего котла. Первое, что было сделано, были введены доптарифы. Это определенный источник, чтобы платить пенсию досрочникам в том объеме, в котором она платится. 

Мы не собираемся отменять списки. По законопроекту, о котором я сказал, о специальной оценке условий труда будет проводиться аттестация рабочих мест. Если рабочие места будут признаны нормальными, т.е. там никаких вредных условий труда нет, то работодатель будет освобождаться от тарифа, о котором я сказал, а работник уже тогда не будет иметь права на досрочную пенсию с того момента, когда рабочее место было признано нормальным. Но списки никто менять не будет, т.е. все, кто работают на вредных рабочих местах, тем более работают уже 10-15 лет, они в правах ничего не потеряют. Это будет плавный переход, и это будет зависеть от того, рабочее место нормальное или вредное. Вот эта связка будет настраиваться, но это будет долгий период. Те, кто сегодня уже там работают, они не потеряют. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Надежда из Томска пишет: «Я одинокая мама с четырьмя детьми, живем на мои 7 тысяч рублей, субсидия тысячи и пособия на детей 130 рублей в месяц. С материнским капиталом пролетели – родились немного раньше 2007 года. Живем в деревянном разваливающемся доме, стоим в очереди на улучшение жилищных условий 20 лет, но эта очередь почти не движется. Бьюсь лбом в городскую администрацию не первый год, всё безрезультатно. С ремонтом не помогли. Как пережили эту долгую морозную зиму, никому не интересно. Хорошую пенсию, похоже, я тоже не заслужу. Где справедливость?» Большой зарплаты у нее не будет. 

М. ТОПИЛИН: То, что касается ремонта, вопросов, связанных с жильем, этим занимается другое министерство. То, что касается того, что будет по оценке вклада тех матерей, которые воспитывают детей, как это будет влиять на пенсионные права. Сейчас, если женщина воспитала двух детей, то ей засчитываются только - отпуск по уходу за ребенком у нас до трех лет – засчитываются по полтора года за каждого ребенка, и за эти периоды платит государств. В рамках пенсионной реформы этот срок будет увеличен до 4,5 лет, т.е. за каждого из трех детей по полтора года женщина будет получать средства из федерального бюджета на формирование своих пенсионных прав. Это то, что будет в будущем. Поэтому то, что касается такой ситуации, я думаю, можно посмотреть конкретную ситуацию, поговорить с губернатором, но пенсионные права будут формироваться таким образом, какая у нее заработная плата. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Если у женщины четверо детей и низкая заработная плата, то у нее может появиться некий коэффициент к ее пенсии, хотя бы за то, что она этих детей вырастила. 

М. ТОПИЛИН: Это будет для тех, кто будет рожать детей после 2015 года, новые правила, на старые права это не будет распространяться скорее всего. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Просто не повезло Надежде, я правильно понимаю. 

М. ТОПИЛИН: Наверное. 

Т. ДЗЯДКО: Упоминался материнский капитал. Наши слушатели спрашивают, какова эффективность программы поощрения роста рождаемости при помощи материнского капитала? Есть какой-то эффект, что больше стали рожать после того, как материнский капитал начал действовать? 

М. ТОПИЛИН: Ввели материнский капитал с 2006 года. За этот период у нас рождаемость выросла почти на 30%. Есть эффект или нет? Специалисты спорят: это результат материнского капитала или это связано с какими-то другими факторами. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Там еще какие-то демографические особенности. 

М. ТОПИЛИН: Демографическая волна была и так далее. Но, по оценкам демографов, такой рост рождаемости - я бы сказал, что это беспрецедентный рост рождаемости за последние годы - мы связываем в том числе и с материнским капиталом. Там же была не только эта мера. Ввели пособие по уходу за ребенком для женщин, которые не работали, т.е. для незастрахованных были введены пособия с 2007 года, такой меры раньше не было. Сейчас мы ввели пособие на третьего ребенка. 

Мы постоянно работаем над дополнительными мерами, которые позволяют удерживать рождаемость на приличном уровне. В прошлом году почти 1 млн. 900 тысяч детей родилось, это был абсолютный рекорд за все прошедшие годы. Мы же понимаем, что у нас количество женщин в репродуктивном возрасте снижается и уже снижается третий год. Но при этом рождаемость растет. Это означает, что все-таки меры, которые мы предпринимаем, они достигают своего результата. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Или просто медицина пошла дальше, и перестали называть старыми первородками 30-летних женщин. 

М. ТОПИЛИН: Не то что медицина пошла дальше. Это объективная тенденция, она характерна для всех стран мира, что средний возраст при рождении первого ребенка повышается. У людей ценности меняются. Образование прежде всего. Это характерная траектория для всех развитых стран, и не только развитых стран. Это означает, что даже если ребенок рождается в более позднем возрасте – мы поэтому и стимулируем второго и третьего ребенка, коэффициент рождаемости продолжает расти, он гораздо выше стал, чем во многих странах. Я могу сказать, что даже никто и не ожидал таких результатов. У нас даже в этом году рождаемость продолжает увеличиваться из месяца в месяц, был только один месяц, когда произошло некоторое снижение. Я считаю, что очень позитивные меры принимаются в этом плане. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Вот эти дети, которые рождаются, они потом становятся взрослыми и куда-то идут работать. Сейчас у нас с безработицей какая ситуация в стране в целом? 

М. ТОПИЛИН: Ситуация нормальная, никаких кризисных явлений мы здесь не видим. У нас количество вакансий гораздо больше, чем количество безработных, практически в два раза, такого не было никогда. 

О. ЖУРАВЛЕВА: А безработных вы считаете по бирже труда или по каким-то другим признакам? 

М. ТОПИЛИН: Считаем и так, и так. На бирже труда – это официально зарегистрированные безработные. Кто пришел, тот зарегистрировался, того зарегистрировала служба занятости. Это один показатель. Есть методология МОТ, по которой считается безработица по другим показателям – это опросы. Росстат проводит опросы и спрашивает у человека, есть ли у него работа, желает ли он ее поменять, ищет ли он ее. Человек отвечает на вопросы. Да, эта безработица, безусловно, выше, но это всё равно чуть-чуть больше 4 млн. человек, такого показателя никогда не было. 

О. ЖУРАВЛЕВА: В какой возрастной категории больше всего безработных? 

М. ТОПИЛИН: Как и во всех странах, безработных больше в молодом возрасте. Это везде так. Количество безработных до 29 лет порядка 25%, так во всех странах.


Т. ДЗЯДКО: Вы говорите, что вакансий больше, чем безработных. Вы анализируете эту статистику? Почему так? Потому что лень? 

М. ТОПИЛИН: Кому-то, может быть, и лень. Где-то не совпадает профессия с теми вакансиями, которые есть в службе занятости. Мы постоянно эту работу совершенствуем, в том плане, что служба занятости контактирует с другими банками вакансий, передает свои вакансии коммерческим службам, агентствам занятости. Т.е. здесь мы проводим открытую политику.

Существуют стандартные несоответствия спроса и предложения. Поэтому службы занятости не просто ищут вакансии или предлагают вакансии. Программы переобучения, программы создания рабочих мест для инвалидов, программы поддержки матерей, которые находятся в отпуске по уходу за ребенком – тоже новые программы. 

Сейчас мы дадим право субъектам РФ заниматься переобучением людей, которые находятся за пределами пенсионного возраста, через службы занятости. Сейчас мы можем такие услуги оказывать только гражданам в возрасте до 55 лет женщинам и до 60 лет мужчинам. Тем, кто на пенсии, мы не можем оказать услугу по переобучению. Но ситуация меняется, эти люди тоже хотят получить программу переобучения, найти работу и дальше работать. Поэтому со следующего года регионы смогут использовать свои ресурсы на эти цели. Раньше такой возможности не было. Т.е. постоянно службы занятости предлагают активные программы. И мы на это нацелены, не на выплату пособий, а прежде всего на то, чтобы человек искал работу, мы могли его обучить, предложить ему различные варианты, в том числе переехать в другую местность. Пакет достаточно большой. 

Т. ДЗЯДКО: А где хуже всего с работой? 

М. ТОПИЛИН: Ответ на этот вопрос очевидный. Это республики Северного Кавказа. Но если взять Чеченскую республику по сравнению с трехлетним периодом, там количество безработных стало в три раза меньше. Все-таки то, что республика восстанавливается, идут очень серьезные строительные работы, работают федеральные программы, это серьезно влияет на то, что количество безработных кратно снижается. Раньше было почти половина безработных, сейчас это чуть больше 20%. И динамика очень позитивная. 

Т. ДЗЯДКО: А хуже всего – это республика Дагестан? 

М. ТОПИЛИН: Сейчас почти одинаково Ингушетия и Чеченская республика. Но в Чеченской республике темпы снижения гораздо серьезнее. 

Т. ДЗЯДКО: А так это около 20%? 

М. ТОПИЛИН: Да. Есть Тыва, есть ряд других регионов, где тоже достаточно высокая безработица, но это уже не в том регионе. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Есть еще такая категория людей, у которых с занятостью есть вроде бы льготы, с другой стороны, есть особые трудности. Это инвалиды. Вроде бы есть особые условия, но не все работодатели рады этих инвалидов принимать. Один из инвалидов написал нам даже письмо. «Я бывший врач-педиатр, с большим стажем работы, сейчас не работаю из-за тяжелого гематологического заболевания и его множественных осложнений. Два дня назад меня лишили инвалидности 2-й группы без всякого объяснения причин. Вы можете помочь мне, конкретному и пока еще немного живому человеку? Как попасть к вам на прием?» Вся проблема в том, что человек не может обратиться в суд в силу того, что он нездоров и у него нет денег. 

М. ТОПИЛИН: Видимо, медико-социальная экспертиза, раз человек был переосвидетельствован и не получил соответствующую группу. Для этого не надо обращаться в суд, для этого существуют вышестоящие организации медико-социальной экспертизы. Нет никаких проблем, чтобы этот вопрос решить. Давайте вы мне передадите эти бумаги, мы разберемся почему, обоснованно ли лишили инвалидности. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Да, здесь упомянут номер МСЭ. 

М. ТОПИЛИН: Если все данные есть, проблемы разобраться нет. Часто жалуются на то, что медико-социальная экспертиза принимает не объективные оценки и лишает инвалидности. Такое бывает. Мы в этом постоянно разбираемся. Но для этого нужна системная работа. Мы сейчас реформируем медико-социальную экспертизу, переходим на международные критерии классификации определения инвалидности, максимально пытаемся исключить из работы экспертов усмотрение. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Чтобы ничего не было на усмотрение экспертов. 

М. ТОПИЛИН: Что происходит сейчас? Сейчас практически нет детальных документов, по каким признакам устанавливается та или иная группа инвалидности. Существует некий рамочный документ, по которому работают эксперты. Соответственно, рассмотрение колоссальное. Мы поставили перед собой задачу в течение этого и следующего годов перейти на международную классификацию критериев, и для работников МСЭ будут подготовлены детальнейшие инструкции, от которых они просто не смогут отступить. 

Во-первых, это приведет к тому, что гораздо быстрее будет проходить процедура признания или непризнания инвалидности. Во-вторых, у работника МСЭ не будет возможности каким-то образом трактовать тот сюжет, с которыми он сталкивается, с теми характеристиками, с которыми он сталкивается, с конкретным человеком. Он будет действовать четко по инструкции. Но работа очень сложная, мы постоянно это всё согласовываем с различными всероссийскими обществами инвалидов. Потому что здесь очень важно, чтобы общество восприняло наши изменения. 

О. ЖУРАВЛЕВА: И с Минздравом вы вместе работаете? 

М. ТОПИЛИН: Нет, это не относится к Министерству здравоохранения, это относится к нашей компетенции. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Еще один вопрос. «Мне 39 лет, являюсь инвалидом 2 группы. Пытаюсь с помощью местного центра занятости, где стою на учёте третий год, самостоятельно найти себе подходящую работу, но с моими ограничениями нигде не нужен, а где работа по моим силам - работодатель отказывается со мной связываться. Обращался в центр занятости, там только пожимают плечами. Могу ли я претендовать на помощь с организации надомного рабочего места, есть задумка. Денег на оборудование рабочего места, естественно, слишком мало». Вот можно с такой задачей обращаться в центр занятости? Не найти работу, а помочь организовать работу самому. 

М. ТОПИЛИН: Конечно, такие программы есть, есть субсидирование создания рабочих мест для инвалидов, это специальные программы. В среднем выделяется на это для каждого рабочего места порядка 100 тысяч рублей. Это достаточно большие средства. В том числе можно организовывать надомный труд. Мне несколько странно, что три года центр занятости пожимает плечами. Уверен, что такого быть не может. Тоже возьму у вас эти бумаги, посмотрим персонально, что там происходит. Часто, к сожалению, не находится решения, потому что предъявляются не совсем правильные и верные требования. Мы часто сталкиваемся с тем, что устраиваем людей, но потом люди почему-то отказываются от той работы, которая им предложена, сначала согласившись. Разные ситуации бывают. Поэтому службы занятости работают персонально с каждым клиентом, никому никогда не отказывают в каких-то возможных программах трудоустройства. В этом задача служб занятости. 

Т. ДЗЯДКО: Вопрос с нашего сайта от одного из слушателей: «Когда вы прекратите хвалиться низкой безработицей, которая является следствием низкой производительности труда: где должен быть один работают трое».

М. ТОПИЛИН: Если есть какие-то альтернативные предложения резко повысить производительность труда и получить в 10 раз больше безработных, я не думаю, что кому-то это понравится. Это связанные вещи, безусловно. Но я не считаю, что мы не должны в качестве своих достижений показывать то, что у нас низкая безработица. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Но ведь производительность труда у нас, действительно, не высока. 

М. ТОПИЛИН: Не самая высокая в мире, конечно. Будет расти производительность труда – будут происходить изменения на рынке труда, люди будут переквалифицироваться. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Будет расти безработица. 

М. ТОПИЛИН: Не обязательно. У нас в перспективе будет снижаться количество населения в трудоспособном возрасте, это будет в 10-летней перспективе. Я считаю, что как раз какие-то структурные вещи - региональная безработица, структурная безработица – могут быть. Никто не гарантирует нас от каких-то кризисных явлений, мы должны быть к этому всегда готовы. Я считаю, что это не какие-то сверхпозитивные оценки, это реалии жизни. И это очень хорошо, что у нас низкая безработица. Давайте посмотрим на Испанию или на Грецию. Чего хорошего, когда 25% безработных? 

Т. ДЗЯДКО: А как Министерство труда работает над проблемой повышения производительности труда? 

М. ТОПИЛИН: Это не наша компетенция. В большей степени это компетенция экономического блока. Это связано с внедрением новых технологий, с программами, которые осуществляют другие ведомства по развитию различных отраслей. Мы в большей степени занимаемся, с точки зрения трудовых отношений, это трудовое законодательство как таковое. Если говорить о том, что изменения в трудовом законодательстве влияют на рост производительности труда, то Министерство труда тем самым этим занимается. 

Если мы в прошлом году подготовили законопроект, он был принят, о возможности дистанционной работы, дистанционного найма на работу, то, безусловно, мы считаем, что это повышает производительность труда. Это возможности для граждан дистанционно наняться на работу, дистанционно подписывать все документы с работодателем. Влияет это на производительность труда? Мне кажется, опосредованно да, может быть, даже не опосредованно, а прямо. Если мы говорим о том, что большее количество людей, переобучившись через службы занятости, находят новую работу, получают заработную плату, и это новая квалификация, полученная человеком, это влияет на производительность труда? Конечно, влияет. Но мы заводы не строим. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Можно несколько конкретных вопросов как раз по пенсиям? «В августе мне исполнится 50. У меня шестеро детей и стаж всего лет 7. Страхового стажа не хватит, чтобы выйти досрочно на пенсию?» 

М. ТОПИЛИН: Не понимаю, почему досрочно. Если женщина работает сейчас, то она выйдет на пенсию в 55 лет. Может быть, у нее есть какие-то досрочные права на пенсию? 

О. ЖУРАВЛЕВА: Кроме шестерых детей и общей усталости, видимо, у нее нет никаких досрочных прав. Кстати, имеет значение, у мужчины или у женщины много детей? 

М. ТОПИЛИН: Всё зависит от того, кто брал отпуск по уходу за ребенком. Отпуск по уходу за ребенком может взять и мужчина. Если он возьмет, ему за этот отпуск государство будет платить отчисления в пенсионный фонд, которые будут формировать права. Какая разница? Это право гражданина, но не право женщины или мужчины? 

О. ЖУРАВЛЕВА: Если у этой женщины шестеро детей, но она в тот момент не работала, ей могут к стажу что-то приделать? 

М. ТОПИЛИН: За тот момент, когда она не работала, она получает страховые взносы за двух детей по полтора года. Это то правило, которое действовало на тот момент, когда родились эти дети. 

Т. ДЗЯДКО: А если их шесть? 

М. ТОПИЛИН: С точки зрения образования пенсионных прав, в нынешнем законодательстве это только за два периода по полтора года. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Т.е. обратной силы не имеет. 

М. ТОПИЛИН: Нет. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Значит, рано родились эти шестеро детей, такая вышла незадача. 

М. ТОПИЛИН: У нас пенсия не зависит от количества детей. 

О. ЖУРАВЛЕВА: А это тоже вопрос справедливости. 

М. ТОПИЛИН: Есть определенные льготы для тех, кто имеет много детей. Но они связаны не с образованием пенсионных прав. Там просто есть другие льготы пенсионные. 

О. ЖУРАВЛЕВА: Может, откроете, какие. Люди пишут – четверо детей, пенсия 12 тысяч. Что-то изменится в этой ситуации? Вот человеку уже начисляют пенсию, он уже пенсионер. То, что у него когда-то было много детей, имеет значение? 

М. ТОПИЛИН: Наверное, третий раз в этой передаче говорю о следующем. Если человек получает пенсию, она ему уже назначена, он ее уже получает, то он будет продолжать ее получать и она будет индексироваться так же, как она индексируется сейчас Человек уже не будет образовывать пенсионные права с учетом новой пенсионной системы. Он уже пенсионер. 

Т. ДЗЯДКО: «Кто несет основную нагрузку по социальной политике: федеральный центр или регионы? Есть ли в бюджетах регионов достаточно средств для реализации благих пожеланий Москвы?» 

М. ТОПИЛИН: И регионы, и федеральный центр несут свои обязанности, они совершенно разные. Конечно, многие выплаты, прежде всего семьям, они производятся за счет бюджетом субъектом. Но если мы возьмем с вами все страховые пособия, это пособия по уходу за ребенком, это федеральный бюджет. Или же это фонд социального страхования. Если мы возьмем все вещи, связанные с материнским капиталом, это федеральный бюджет. Если мы говорим про пособие на третьего ребенка, это финансируют субъекты РФ, но на 90% субсидируется из федерального бюджета. Т.е. фактически бОльшая часть выплат - конечно, это федеральные полномочия. 

О. ЖУРАВЛЕВА: А вы не собираетесь менять ситуацию? 

М. ТОПИЛИН: Ее нельзя поменять просто так. Как это происходит на практике? Если вдруг что-то передается региону, то регион получает соответствующие доходные источники, либо это субсидируется. Т.е. это никогда не делается так, что федерация с себя снимает обязательства, а регион их получает. 

Т. ДЗЯДКО: Огромное спасибо. К сожалению, время подошло к концу, хотя вопросов здесь немереное количество. Будем надеяться, что будет у нас возможность вам задать эти вопросы еще раз. 

М. ТОПИЛИН: Давайте мы на них поотвечаем, вы мне их передадите. 

Т. ДЗЯДКО: Обязательно передадим. Максим Топилин, министр труда и социальной защиты, в эфире «Эхо Москвы». Спасибо вам. 

Источник: радио "Эхо Москвы"