- Среди целого блока тем, которые курирует Министерство труда, особое место  уже длительное время занимает пенсионная реформа. В какой стадии она находится сегодня? Какова судьба накопительной части пенсии? И что имел в виду Владимир Путин, когда посоветовал министерству труда, в частности министру труда, не переводить стрелки в обсуждении этой темы?

- Пенсионная реформа действительно является одной из ключевых реформ, которой занимается министерство. Причем я бы сказал, что это не только проект прошедшего года: во многом усилия министерства в прошлом составе были нацелены на поиск оптимальной пенсионной формулы, оптимального баланса между доходами и расходами пенсионной системы. В прошлом году мы значительное время своей работы уделяли именно этому проекту, и уже в прошлом году, как вы помните, был принят ряд решений, которые заложили основу пенсионной реформы, или, по, крайней мере, часть этого проекта была реализована. Что я имею в виду. Это, во-первых, изменение тарифа отчисления в накопительную систему,  когда с 2014 года должен быть тариф 2 % в обязательном порядке, и у человека есть выбор: 4 % , которые раньше шли в накопительную, оставить в солидарной системе,  либо отправить в накопительную систему. Также принципиальным, на мой взгляд, решением было то, что были установлены дополнительные тарифы страховых взносов для работодателей, которые имеют Списки 1 и 2. Это те рабочие места, которые относятся к вредным, опасным, тяжелым рабочим местам.

На настоящем этапе мы завершаем работу над, так называемой, пенсионной формулой. Сейчас мы подготовили законопроект, который продлевает право выбора процента в накопительную или  солидарную составляющую и не ограничивает ее 2014 годом. Это право будет продлено. Сейчас мы согласовываем данный законопроект с министерствами и ведомствами. Это совершенно правильная конструкция, так как мы пенсионную формулу предполагали ввести с 2015 года, потому что до 2015 года у человека должно быть право выбора.

Что касается самой пенсионной формулой, я бы сказал, что это технический инструмент. На самом деле, это математическое изложение тех правил в пенсионной системе, которые образуют пенсионные права в зависимости от страховых взносов, либо в зависимости от стажа и так далее.

Очень коротко, почему нужно было поменять пенсионную формулу и почему мы считаем, что ее надо менять. Дело в том, что у нас система солидарная, это всем известно и никто с этим не спорит. Есть часть накопительная. Но основная часть – это солидарная система, и взносы платят те, кто сегодня работают, образуются их пенсионные права в зависимости от тех или иных правил, но пенсии получают за счет этих средств пенсионеры нынешние. Поэтому это солидарная система. И в большинстве стран  именно такая система.  В нынешней пенсионной формуле права образуются в зависимости от страховых взносов. Это, так  называемая, условно накопительная пенсионная формула. Что получается? Получается, что за счет страховых взносов, которые за каждого человека платит работодатель, они условно образуются на его счетах, то есть образуют будущие права и объем будущих прав, но образовывать эти права уже с точки зрения финансового источника в перспективе будут те поколения, которые будут работать через 10-15 лет. И поэтому возникает дисбаланс с учетом демографии, возникает дисбаланс тех начислений, которые вы как бы образовали у себя. Они не будут обеспечены теми отчислениями, которые будут формировать работающие в перспективе, и, соответственно, растет дефицит пенсионного фонда.

- А вы предлагали удвоить страховые взносы с небольших зарплат для работодателей?

- Мы рассматриваем и обсуждаем с коллегами вариант, при котором порог сбора пенсионных взносов, сейчас он составляет 568 тысяч, несколько поднять до практически миллиона рублей в год. Это связано с тем, что мы полагаем, что средний класс, люди с достаточно высоким заработком, должны быть тоже застрахованы в системе обязательного страхования. На самом деле, это предложение еще родилось в Стратеги-2020, которую предлагали эксперты. Это нормальный путь в расширение солидарной системы, чтобы те, кто имеет более высокие заработки, могли тоже формировать свои пенсионные права.

- Это будет нести дополнительную нагрузку на работодателей?

- Конечно же, это увеличение нагрузки на работодателя. Этот вопросы мы сейчас обсуждаем с коллегами, по нему сейчас не принято решение. Здесь должен быть достигнут консенсус. Но, по нашим расчетам, туда попадают только заработные платы в секторах с достаточно высокими зарплатами: это банковский сектор, нефтяная промышленность. И вот такое увеличение, о котором мы говорим, это лишь, по нашим расчетам, 0,7-0,8 процентных пункта, если брать совокупную нагрузку на фонд заработной платы. Но еще раз повторю, что это делается, это предлагается, пока, сказал бы так, для того, чтобы дать возможность формировать пенсионные права среднему классу.

- Все-таки, как это может сказаться на желании работодателя продолжать платить высокую зарплату или платить «белую» зарплату?

- Должен произойти в перспективе, и это должно происходить, консенсус между работодателями и работниками. Все-таки мы должны не забывать, что не государство должно стоять с палкой над работодателями и работниками, чтобы они отчисляли страховые взносы в пенсионную систему. Должно произойти понимание того, что, только платя страховые взносы, работники и работодатели… и  требовательность работников к оформлению легальному трудовых отношений, к тому, чтобы стаж отражался во всех документах…

- Максим Анатольевич, Казахстан недавно принял беспрецедентное и болезненное решение – повысил пенсионный возраст, о котором у нас пока много говорят, но боятся сделать. На Ваш взгляд, может ли это  стать примером, и рассматриваете ли Вы это как некоторую неизбежность пусть и в отдаленной перспективе для России?

-  Почему говорили постоянно, что пенсионный возраст повышать в действующей формуле бессмысленно? Потому что права делятся на так называемый коэффициент дожития. То есть, сколько у человека образовалось прав, на коэффициент дожития поделили, и без разницы, какой пенсионный возраст. Все равно вот та сумма, которая образовалась в правах, будет разнесена на меньшее количество лет, если бы пенсионный возраст был повыше. Поэтому это действие, в принципе, бессмысленное.

Если гражданин захочет выйти на пенсию, допустим, в 65 лет, то пенсия, по нашим расчетам, может увеличиться в полтора раза. Это серьезный стимул, мы проводили экспертизу в Международной организации труда, с экспертами Всемирного банка. Нам говорят, что это очень серьезное увеличение. Но в наши расчеты это вписывается, и мы считаем, что такое право мы должны дать. Если гражданин не захочет сделать такой выбор, то у него будет нормальная обычная пенсия без повышающих коэффициентов и, естественно, не ниже, чем сейчас, но он может выйти на пенсию и в 60 лет.

- Еще одна инициатива Министерства труда, которая вызвала широкое обсуждение и интерес, это увеличение отпуска по уходу за ребенком до 4,5 лет.

- Речь идет не об отпуске. Отпуск по уходу за ребенком останется три года, из них полтора года – это оплачиваемый отпуск, и еще полтора – неоплачиваемый. Речь идет тоже о неком стимулировании через пенсионную систему демографической ситуации. Сейчас засчитывается в стаж, который компенсируется из федерального бюджета, лишь 3 года того периода , когда женщина находилась в отпуске по уходу за ребенком . То есть если у женщины 2 ребенка, то 3 года плюс 3 года, это 6 лет, но из них 3 компенсируются из федерального бюджета для образования пенсионных прав. Мы говорим о том, что давайте сделаем не 3 года, которые компенсируются из федерального бюджета, а 4,5. То есть по полтора года на каждого ребенка, то есть уже трое детей. Увеличение не самого отпуска, а увеличение периода, за которое государство платит и учитывается трудовой стаж при рождении ребенка: не 3 года, а 4,5.

- Мотивация все-таки, к чему это должно мотивировать маму? Дольше сидеть дома, раньше выходить на работу?

- Я надеюсь, это будет стимулировать нормальные отношения и небоязнь рожать третьего ребенка. И понимание, что этот стаж тоже будет включен в стаж для расчета пенсионных прав.

- Какие еще меры по поддержке молодых мам и просто мам, решившихся на рождение второго и третьего ребенка, вы сейчас планируете?

- Мы сначала этого года предложили новую меру поддержки детей и семей с детьми. Это пособие на третьего ребенка. Раньше такого пособия не было. Это региональное пособие. Его ввели 64 региона, а 50 регионов, в которых суммарный коэффициент рождаемости ниже, чем в среднем по Российской Федерации, получают для этих целей поддержку из федерального бюджета. На самом деле, наши опросы показывают, что все регионы очень позитивно восприняли это нововведение. Я хочу сказать, что, в принципе, если говорить о размере за 3 года, оно сравнимо с материнским капиталом. Только материнский капитал вы можете истратить на приобретение жилья или погашение кредита, а это живые деньги, которые каждый месяц получает семья с третьим ребенком.

- Какая средняя сумма пособия?

- Вы знаете, средняя сумма разная по регионам, мы ее связали с прожиточным минимумом ребенка в регионе. В средней полосе – это порядка 5-6 тысяч рублей в месяц, на Дальнем Востоке – это может доходить до 13-14 тысяч рублей в месяц.

- И до трех лет пособие выплачивается?

- И до трех лет. Поэтому я говорю, что это сопоставимо маткапиталу, когда его вводили. То есть, это может быть в пределах  250-300 тысяч за три года.

- Как сегодня себя ведет рынок труда? Какие данные по безработице, и нужно ли с ней бороться сегодня?

- Мы с ней боремся всегда. Мы считаем, что должны помогать тем людям, которые потеряли, по тем или иным причинам, работу. Сейчас ситуация нормальная. У нас никогда не было такого соотношении безработных в службе занятости и такого количества вакансий. То есть количество вакансий превышает в 2 раза количество безработных. Если говорить об общей безработице, то она в течение этого года колеблется 5,2 -5,6%. Это гораздо ниже, чем в большинстве стран мира. Мы считаем, что рынок труда находится в нормальном состоянии.

При этом мы сейчас работаем по новым программам, которых раньше не было. В законодательство о занятости мы внесли поправки, которые позволяют службам занятости работать не только с безработными гражданами, но и с пожилыми людьми. Этого раньше никогда не было, у служб занятости не было права направлять пожилых людей на обучение. Если вы уже в пенсионном возрасте, и 60 лет человеку есть, службы занятости с ним не работали. Мы дали право службам занятости работать с этими категориями людей. Мы считаем, это правильным, потому что во многих регионах очень активно развиваются, так называемые, университеты   пожилых людей, очень активно пожилые люди идут на разные курсы. Я очень часто езжу по регионам, очень интересно смотреть, казалось бы,  люди, которые уже далеки от компьютера, обучаются… Ведь развиваются теперь госуслуги, с пенсионным фондом можно общаться в электронном виде. Это люди воспринимают нормально, и мы даем такие навыки. Я считаю, что это очень правильно. Инвалиды …

- Кто занимается трудоустройством инвалидов?

- Мы всегда работали с инвалидами по линии службы занятости, но никогда не выделяли денег работодателям для того, чтобы они  создавали рабочие места для инвалидов. Была система квот, которая, как нам кажется, не очень хорошо себя оправдала, и поэтому мы предложили сделать новую программу, которая охватывает три года подряд (2013,14,15 годы) по 14,2 тысячи инвалидов. Это именно инвалиды, которые имеют ограничения по трудоустройству, инвалиды в основном второй группы и первой группы, которым требуются специальные рабочие места. Работодателям выделяются различные суммы до 100 тысяч рублей, которые позволяют работодателю привести рабочее место к потребностям того или иного инвалида. Это специальные устройства, это именно для тех инвалидов, которым нужно оборудованное рабочее место. Уже в этом году порядка 1,5 тысячи инвалидов устроены на такие рабочие места, такие рабочие места созданы. Мы предполагаем эту программу продлевать, но возникает ряд проблем, которые нам придется решать. Это необходимость сопровождения инвалида до рабочего места, требования, чтобы был наставник. Это программу мы задумывали в рамках «Доступной среды», но потом она переросла в специальный проект, который реализует служба занятости вместе с социальными службами в регионе, медико-социальной экспертизой. У нас, к сожалению, не было до последнего времени этих взаимосвязей: отдельно работала служба занятости, отдельно – МСЭ, и того, каким образом инвалида сопровождать, этого практически не было. <…>

- Максим Анатольевич, сколько сегодня людей нуждаются в трудоустройстве, по вашим подсчетам?

- Мы сейчас ведем этот мониторинг. По моим оценкам, порядка трехсот тысяч именно с различными физическими ограничениями, которые требует создание специального рабочего места, нуждаются в трудоустройстве. Конечно, не все из них эту программу примут. Кто-то выберет другой путь. <…> Если сравнить с теми цифрами, о которых я сказал (три раза по 14 тысяч), конечно, нам придется эту программу разворачивать.

- Вы только в начале пути.

- Конечно.

- Я желаю вам успехов и благодарю за этот разговор.

- Спасибо!

Источник видеоматериала: "Россия 24"